Давление и истерика

https://www.leonidvolkov.ru/p/242/

Давайте я вам расскажу, как всё было!

– Элла Александровна, ну что я вам могу сказать, будьте готовы к тому, чтобы его регистрировать.
– Сергей Владиленович, но ведь я уже сто раз публично сказала, что никогда и ни за что, по вашему же указанию!
– Гибче надо быть, гибче. Мы опросы проводим, видим, ситуация меняется. Люди хотят настоящих выборов. Мы, конечно, и дальше будем говорить, что никакого Навального не допустим, но вы-то не читайте, что мы для лохов сливаем, а будьте готовы действовать по ситуации.
– Ну как я буду выглядеть-то! Вы же, вы же сами от меня требовали, чтобы я и весной и летом повнушительнее щёчки надувала и рассказывала, как я на страже закона стою и уголовников к бюллетеню не подпускаю. Обо мне подумайте, о моей репутации! А если решите это делать, то делайте не через меня, а через чудиков или как-нибудь ещё.

***

Вот после таких диалогов и рождаются истеричные тирады, подобные той, что имела место позавчера. Где и «нет, никогда не зарегистрирую», и «только если суд решит» и «положу заявление на стол». Элла Александровна и кричит, и сбивается на откровенную истерику («смотрела смерти в глаза»), и тут же, через запятую, как бы рассказывает варианты выхода (в суд, идите в суд, вот тогда с меня и взятки гладки), и торгуется.

Не с нами торгуется, заметьте.

Фраза «никакое давление, ни уличное, ни административное, не свернёт меня с этого пути, или я положу заявление на стол» – она ведь не к нам с вами обращена. А к кому-то, кто на неё оказывает административное давление, и кому она угрожает «заявлением на стол» если это давление станет ещё сильнее и «свернёт» Эллу Александровну с пути. То есть к своему непосредственному начальству, которым и является Сергей Владиленович Кириенко.

Что ж, зафиксируем этот факт. Радует.

Зафиксируем и другой: слово «давление» встречается в тираде Памфиловой (по крайней мере в доступной мне цитате по Интерфаксу) чуть ли не чаще всех других слов – четырежды. Радует меня и это: значит то, что мы делаем – имеет эффект и достигнет своей цели. Значит, мы создаём давление, и очень существенное. Элла Памфилова почему-то окрашивает это слово негативными эмоциями, но разве это правильно? На то и граждане, чтобы чиновники – такие как глава ЦИК или босс из АП, оплачиваемые нашими налогами – постоянно чувствовали себя под прессом. Чиновник, на которого никто не оказывает давления – врёт и ворует. А вот под давлением это делать уже труднее.

Так что давайте нажмём ещё сильнее: выдавим из Эллы Александровны по капле ложь и лицемерие. Глядишь, там, в итоге, в отжиме, и человек проявится. А не нравится под давлением? Так никто не заставляет. Как она сама и говорит, выход есть всегда: заявление на стол. Не живи за наш счёт – и сразу никакого давления.

А ещё, конечно, у меня стойкое дежавю. Всего-то полтора года назад же ровно это уже было. Ну только не «горе-юристы», а «некомпетентные мальчишки».

Барвиха. Помните? Несколько сотрудников ФБК пошли на муниципальные выборы в Барвихе, самом богатом сельском поселении России. Идея о том, что Жданов и Албуров получат мандаты, дающие право контролировать прозрачность распределения земель на Рублёвке, была для губернатора Воробьёва хуже кости в горле. И местные власти занялись любимым делом – начали напропалую фальсифицировать. Нагнали сотни гастарбайтеров на досрочное голосование, и закружилась карусель. А Элла Александровна, верная наследница Чурова, на всё это закрыла глаза.

Вот тогда – когда мы все эти фальсификации задокументировали, показали, и доказали, что ЦИК их покрывает – Памфилова и сказала знаменитую фразу про юристов ФБК: «некомпетентные мальчики». На нас тогда ещё, помню, все шикали: «что же вы на Эллу Александровну наезжаете, она ещё только-только пост приняла, ещё возможно не разобралась, а так-то она святая женщина». И вообще, надо бы вам перед ней извиниться.

А ещё дня через два или три, точно уже не помню, ЦИК единогласно нарушения признал, выборы в Барвихе отменил, и даже Мособлизбиркомского начальника выгнал. Признав нашу полную правоту. Только вот за «некомпетентных мальчиков» Элла Александровна извиниться забыла.

Ну и ладно. Мы не гордые. Можете, Элла Александровна, и за «горе-юристов» не извиняться. Только, как это было и с Барвихой, сделайте то, что и по Конституции, и по закону, вы обязаны сделать – зарегистрируйте кандидата Алексея Навального. Вы, может, газет не читаете, так я вам скажу: его приговоры и по делу Кировлеса, и по делу Ив Роше признаны незаконными, ему есть 35 лет, он гражданин России и он соберёт 300 тысяч подписей в свою поддержку. Вот ровно как во всех ваших любимых законах и написано.

***

Впрочем, ладно, грешно смеяться над убогими. Неслучайно же вечером того же дня, что Памфилова произнесла свою речь-отповедь, она изящно была перечёркнута «сливом анонимного источника в АП» о том, что, мол, в АП 4 месяца думали-думали, и решили Навального на выборы не пускать. Указали Памфиловой на её место в пищевой цепочке. так сказать. (Кстати, «заявление на стол» можно бы и сразу положить – куда уж красноречивее указано, что вовсе не её дело решать, кого регистрировать).

Ну а что касается «сливов из анонимных источников» – читайте пост Навального, там всё написано и объяснено.

И если позавчера ещё не вполне стало понятно, почему этот очередной слив появился именно в то время, то вчера всё стало на свои места.

Ну а нам, к счастью, не до сливов.

Работаем, давим.

Вы уже написали своим знакомым и троюродным братья в Астрахань, рассказали им о встрече в воскресенье?

Источник провокаций

https://www.leonidvolkov.ru/p/241/

Угадайте, что это:

  • 33 380 наклеек красных круглых, 200 мм, стоимостью 8р/шт, суммарно на 267 040 рублей;
  • 901 бейдж стоимостью 43р/шт, суммарно на 38 743 рубля;
  • 2 пресс-баннера стоимостью по 7000 рублей каждый.

Всё равно не угадаете.

Потому что это вещественные доказательства, изъятые с нашего склада в Москве 5 октября в ходе обыска по делу о нападении на Ляскина.

А ещё 146 футболок и толстовок, 550 значков, 28 300 автомобильных наклеек разных размеров, более 200 тысяч экземпляров различных агитматериалов и ещё всякое по мелочи – на общую сумму свыше 1,27 млн рублей. Всё это изъято следователями и, вероятно, мы всё это больше никогда не увидим – как не увидели до сих пор технику, вынесенную неизвестными лицами из офиса ФБК в ночь с 26 на 27 марта, как не увидели агитматериалы, которые 6 июля были вынесены с нашего склада как вещдоки по делу о «массовых беспорядках» 26 марта.

Теперь вот – и дело Ляскина. Думаю, оно много лет будет над нами висеть, как «дело ЮКОСа» над структурам «Открытой России» – как удобный повод в любой момент открыть любую дверь, положить всех лицом в пол и ограбить.

Потому что бейджи, наклейки и футболки вряд ли расскажут следствию, кто и как организовывал нападение на Ляскина 15 сентября – к тому же, эшники, которые организовывали нападение, и без пресс-баннеров это знают – и значит придётся задавать эти вопросы ноутбуками и телефонам, документам и сотрудникам ФБК. Мы всё это уже проходили, знаем, как это бывает.

Но вы всё же задумайтесь. Эшники находят некоего судимого гражданина, посылают его тереться в штабе и около штаба, потом этот гражданин чуть не убивает Колю, потом он рассказывает, что Ляскин сам это и заказал – а в итоге грабители в погонах снова выносят весь наш склад.

Если это не крайняя мерзость, то что это. (И да, не устану повторять – подобная история одна, сама по себе, случись она в европейской стране, вывела бы на улицы десятки тысяч людей и, вероятно, привела бы к смене правительства).

Ещё эта история подчёркивает один важный тезис, который последние месяцы стал явным как никогда. Ну вы же знаете, что у нас есть Конституция на бумаге, смешная, а есть Конституция настоящая, по которой страна живёт. Та, где написано «Путин – навсегда» и «больше трёх не собираться». Вот в ней же на первой странице сказано: «Единственным источником провокаций в Российской Федерации является власть».

Огонь по штабам

https://www.leonidvolkov.ru/p/240/

Информация которая у меня есть, весьма обрывочна, но даже её достаточно, чтобы видеть: в последние несколько дней имела место самая большая волна задержаний и арестов наших региональных координаторов за все 10 месяцев кампании в поддержку допуска Алексея Навального к президентским выборам.

Добавим к этому факту ещё два обстоятельства:

1) то, что у меня и у Навального по 20 суток, а сразу после освобождения у меня новый суд в Нижнем Новгороде, а Навальному, напротив, могут составить такой же, как мне протокол по 7.10 – так что 20 суток легко превратятся в 40, если не в 50.

2) то, что в отличии от 26.03 и 12.06 никаких массовых арестов рядовых участников акций в поддержку требований Навального не последовало, а задержанных в Москве и Санкт-Петербурге по большей части отпустили вовсе без протоколов.

О чём это говорит? О том, что наши политические оппоненты решили устроить очередной стресс-тест для созданной нами политической структуры: обезглавить и посмотреть, как он в таких условиях будет работать.

Это интересный тест, на самом деле, и важный. Мы прекрасно знаем, что их структура сугубо вертикальна, и без руководства впадает в паралич. Никто ничего не может решить, все ждут распоряжений начальства, иначе у них ничего не работает.

Во-первых, посмотрим, кто из координаторов как сумел построить работу у себя в регионе. У кого без него все разваливается, никто не знает что делать – плохо. У кого продолжаются верификации и агитация, решаются все текущие задачи – хорошо.

Во-вторых, если выйдем из этого испытания с честью: что ж, вот ответ на вопрос о том, кто действительно может строить гибкие и устойчивые организационные системы. кто на самом деле в состоянии управлять страной. (Вы представьте себе, какой бардак и хаос начнутся, если Путин и половина губернаторов на 20 суток присядут? У нас, очень надеюсь, такого не будет!)

И в-третьих, в-главных. А зачем они это делают?

Вот раньше была понятная тактика – хватать побольше случайных людей, чтобы сбить численность будущих митингов. Чтобы всем было страшно на улицу выходить: именно потом, что схватить-оштрафовать-арестовать могут любого. Но аресты только координаторов, наоборот, рядовых активистов и волонтеров могут только успокоить: «если я не на острие, я ничем не рискую». Тогда зачем, какая логика? Вижу только один ответ – лучше изучить, прощупать нашу оргструктуру: понять, на ком, что завязано, где тонкие и узкие места, где может порваться и сломаться.

Это имеет для Кремля смысл в одном единственном случае. Если там смирились или готовятся смириться с тем, что Алексей Навальный будет зарегистрированным кандидатом в президенты РФ, и им предстоит вести с нами противоборство уже не в неопределенных условиях кампании за регистрацию кандидата, а жёстких рамках официальной избирательной кампании.

Что ж. Нам надо с честью выйти из этого, очередного испытания на нашем пути к победе. Стойкости и сил всем задержанным координаторам. Продуктивной работы всем штабам.

Нет серебряной пули. Есть упорная работа

https://www.leonidvolkov.ru/p/239/

Главное развлечение в спецприёмнике – чтение новостей, которые мне привозит Руслан. Новости, колонки, интервью – время тянется медленно, в ход идёт всё.

И вот пару дней назад с удивлением читаю в интервью уважаемого А. А. Венедиктова:

— А что, как вы думаете, произошло вообще на муниципальных выборах?
— Для меня произошла одна очень важная вещь: результаты выборов показали, что у Навального нет ключа от ядерного чемоданчика оппозиции, и без его поддержки демократы могут избраться во власть.
https://www.novayagazeta.ru/ar...

Простите, Алексей Алексеевич, я как-то думал, что главное – «муниципальная революция» в полутора десятках муниципалитетов, которые теперь, десятки лет спустя, снова становятся политическими субъектами – как это продемонстрировало перед 7.10 Тверское мунсобрание (спасибо Я. Якубовичу и команде!).

Но больше удивляет всё равно другое: а что, почётный главред Эха правда полагал, что существует некая кнопка? Но это же чушь!

И вся новейшая политическая история показывает: нет никакой волшебной кнопки, нет никакой серебряной пули, нет никакого быстрого и яркого решения клубка проблем. Единственное, что имеет значение и даёт результаты – трудная, упорная, методичная работа вдолгую.

Вот, например, мы 10 месяцев уже ведём нашу кампанию в крайне токсичной внешней среде: построили 80 штабов, которым не страшны обыски и аресты координаторов, методично, по крупинкам собрали 950 тысяч электронных адресов и 630 тысяч подписей. Эта деятельность вроде и не связана с яркими внешними спецэффектами – но уже 10 месяцев держит кампанию Навального в фокусе общественного интереса, делая её главным политическим событием современной России.

Заметьте: в первые две недели после того, как Навальный объявил о своём выдвижении – с 13 декабря 2016 года и до Нового года – мы собрали около 60 тысяч подписей, где-то 10% от того, что имеем сейчас. Вот это примерно и есть соотношение между «волшебной кнопкой» и большой политической работой. 10/90. Громкий призыв, мощный пост, яркое видео сами по себе способны дать, может быть, 10% от того политического эффекта, который принесёт упорная работа – и то в лучшем случае.

Я, кстати, несколько раз объяснял эту же самую простую истину на примере всё той же московской муниципальной кампании. Когда спрашивали: «а почему Навальный не призывает?..» И мы объясняли: нет никакого толка в призывах, результат даёт только кампания.

Вот Гудков и Кац, а также многие районные команды кандидатов такую работу на протяжении многих месяцев вели – и результата добились. Молодцы: не ждали «волшебной кнопки», а впахивали.

Другой пример: митинги 26 марта – мы их готовили 2 недели. СММ, рассылки, посты, проработка месседжа – и результат налицо. 12 июня мы готовили месяц – и результат вдвое выше. Потому что подготовка митинга – это тоже большая кампания.

Каждую из состоявшихся региональных встреч Навального с избирателями мы готовим две недели по скучному, детально проработанному плану – от печати табличек до четырёх волн рассылок, от политики ведения групп в соцсетях до продвижения ролика-приглашения. Результат – 8 встреч, каждая из которых стала крупнейшим политическим массовым мероприятием в соответствующем городе за последние 25 лет.

Вот только так это и работает.

На 7 октября готовили встречу в Питере и, хотя за неделю до встречи всех арестовали и стало ясно, что встречу нам сорвут, мы, в качестве эксперимента, решили не сворачивать программу подготовки и оповещения и отработать её настолько, насколько это было возможно в сложившихся условиях.

Результат – снова налицо.

В условиях беспрецедентного прессинга и запугивания, превентивных арестов и при том, что все знали, что Навальный не приедет – не менее 5-7 тысяч вышло, несмотря на все угрозы, на «несанкционированную» встречу с Навальным без Навального. Это означает только одно – на законном согласованном митинге-встрече с Навальным на Марсовом поле было бы 50-70 тысяч.

В АП и в Кремле, конечно же, это прекрасно понимали, отсюда и их паническая истерика, поэтому и провокация в Нижнем Новгороде. Допускать такого «подарка» на юбилей Путину они не могли, полетели бы головы.

Вот и весь ключ к происходящему.

Не даём себя сбить с пути и продолжаем работать,

Не ждём серебряной пули. Режим свалит не удачной сказанная фраза, не забойный видеоролик – а честная низовая политическая кампания, наращивающая обороты, вовлекающая больше людей в свою орбиту, выдвигающая честные и всем понятные требования.

Агитируем. Собираем подписи. Приходим в штабы на верификацию.

И новые митинги, конечно, готовим. Обязательно предстоит ещё серия митингов – с требованием зарегистрировать нашего кандидата, допустить его до выборов. Эти митинги придутся, видимо, на очень непростое для политической работы время, и, поэтому, тем более, потребуют долгой и напряжённой подготовки.

Но я уверен, что при правильном настрое у нас всё получится.